Средняя Азия. День 7. Узбекистан. Ташкент

Форум по Узбекистану

Ташкент.
Ташкент — крупнейший город не только Узбекистана, но всей Средней Азии. Кроме того, он является одним из древнейших городов Средней Азии. Ему более 2200 лет. Но придется огорчить тех читателей, кто полагает, что в силу того, что город старинный и в силу того, что это — столица Узбекистана, то в нем много старинных построек и памятников архитектуры. Это не так. Город можно считать новоделом. Виной тому мощное землетрясение, случившееся в 1966 году. О нем будет ниже. Изначально город Ташкент получил свое название как «каменный город». Видимо, уже на заре своей жизни строился из камня.
Подъем сыграл себе ранний. Чтобы раньше встать и больше успеть. Кроме того, хотелось понаблюдать за тем, как просыпается город. И запечатлеть хотя бы некоторые достопримечательности еще до того, как они наполнятся людьми. Поэтому Чуть только солнце озарило хлебный город Ташкент («Ташкент — город хлебный»), я выдвинулся на изучение города. Как я уже писал выше — гостиница, в которой остановился, находилась совсем недалеко от центральной площади города — Мустакиллик (площадь Независимости). С нее и начал свой обзор города. А обозревать было что. Аккурат на этой площади находится так называемый правительственный квартал. То есть, все значимые административные здания республики. Но этого я пока не знал. А просто увидел сначала красивую скульптуру с аистами наверху и направился к ней. За этими своеобразными воротами виднелся глобус Украины. Просто глобус. Как позже выяснилось — это был глобус Узбекистана. Похожий на тот, что я видел неделей ранее в Душанбе (только там, разумеется, глобус Таджикистана). Только здесь под фигурой глобуса была еще скульптура кормящей матери — олицетворение Родины, думаю. Про плодородие и хлебосольность Узбекистана дополнительно говорить, думаю, нет смысла. Как население республики (и города, в частности) неумолимо росло постоянно, так и дары природы кормят не только Узбекистан, но и далеко за его пределами. Первые фрукты, еще в конце весны, приезжают к нам из Ташкента: клубника, черешня. Да и в былые времена Узбекистан был житницей Союза. Не только в годы Войны. Когда в Ташкент, в частности, были эвакуированы жители многих прифронтовых и фронтовых городов. А детей из блокадного Ленинграда эвакуировали в Ташкент.
Разумеется, меня привлекли красивые здания, что виднелись за деревьями парка. Направился к ним. Но подойти близко не получилось. Часовые с оружием преградили дорогу и дали понять, что ближе подходить нельзя. Ну нельзя — значит, нельзя. Отправился гулять по парку. Ухожено, чисто, красиво. Загляденье! Еще и солнечно, тепло. Несмотря на раннее утро. Истинно говорят — «настоящему северянину и в Ташкенте тепло».

Площадь Независимости. Ташкент. Узбекистан Площадь независимости. Ташкент. Узбекистан Площадь независимости. Ташкент. Узбекистан Площадь независимости. Ташкент. Узбекистан
Сенат. Ташкент. Узбекистан Независимость и Гуманизм. Ташкент. Узбекистан Площадь Независимости. Ташкент. Узбекистан Независимость и Гуманизм. Ташкент. Узбекистан
Аллея Парадов. Ташкент. Узбекистан Кабмин. Ташкент. Узбекистан Аллея Парадов. Ташкент. Узбекистан Сенат. Ташкент. Узбекистан
Независимость и Гуманизм. Ташкент. Узбекистан Кабмин. Ташкент. Узбекистан Площадь Независимости. Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан
Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан Дворец Симфоний. Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан

Выйдя к проспекту Алишера Навои, направился к другим высоким красивым зданиям, которые попали в поле моего зрения. Ими оказались престижные отели. Но среди них затесался и дворец симфоний (если я правильно перевел с тюркского). Видимо, консерватория. От этих зданий уходил все дальше по проспекту, пока не увидел справа мужика на коне памятник всаднику. Разумеется, он манил меня к себе. Что-то подсказывало мне, что это кто-то очень важный. Некоторое время я кружил вокруг него, сохраняя интригу для себя. Конечно, в глубине души я догадывался, что, вероятно, это Тимур Амир. Но, в то же время, по пути к нему было еще много чего интересного. И все же хотелось рассмотреть, запечатлеть. Подходя все ближе к памятнику, я увидел отель «UZBEKISTAN». Вероятно, это отель — визитная карточка города. Вспомнил, что мне кто-то из попутчиков на днях рекомендовал его (когда я спрашивал, в каком отеле можно остановиться в Ташкенте). Но тогда чутье подсказало мне, что это не бюджетный вариант. Наверно, хорошо, конечно. но дорого. Тогда я еще не знал, что через 3 года судьба снова забросит меня в Ташкент. При весьма странных обстоятельствах. И мне предстоит провести ночь в этом городе. И тогда я воспользуюсь этой гостиницей. Но НЕ по ее прямому назначению. Пока же я запечатлел ее для себя и пошел к памятнику — убедиться в правоте своей догадки. Так и есть. Амир Темур (Эмир Тимур). А в советское время на этом самом месте стоял памятник Карлу Марксу. Какие времена, такие и герои. Никого не хочу обидеть, но, думаю, Карл Маркс смотрелся несколько нелепо в центре Ташкента. Я бы еще понял, если бы — Ленин.

Музей Тимуридов. Ташкент. Узбекистан Музей Тимуридов. Ташкент. Узбекистан Гостиница Узбекистан. Ташкент. Узбекистан Сквер Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан
Ташкент. Узбекистан Эмир Тимур. Ташкент. Узбекистан Проспект Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан Сквер Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан
Ташкент. Узбекистан Эмир Тимур. Ташкент. Узбекистан Сквер Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан Сквер Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан

Город постепенно просыпался. Однако, людей на улице практически не было. Как и автомобилей. Лишь дворники, наводящие красоту в сквере вокруг памятника. Опять же, обратил внимание — насколько много внимания уделяется озеленению города, фонтанам, воде. Это не только в Ташкенте. Но и тут тоже. Газоны и кустарники поливаются, все выстрижено, прибрано. Это если кто-то захочет сказать о том, что народ в азиатских республиках не достаточно чистоплотный. Это был сквер Эмира Тимура. Вокруг него располагается несколько достопримечательностей. Отель «Узбекистан» я уже упоминал. Кроме него — дворец форумов, новые куранты, здание министерства информационных технологий, ташкентский юридический университет. На окраине сквера Эмира Тимура бросается в глаза круглое здание в виде тюбетейки. Это музей истории Тимуридов. Разумеется, я был бы не я, если бы обошел стороной этот музей. Но на тот момент он еще был закрыт — утро для меня началось намного раньше, чем для работников музея. Поэтому я пока погулял по скверу, насладился красотой города (пусть даже и в отдельной его точке). А едва часы пробили время Ч и клацнул засов на дверях музея, я смело направился к нему. Хранитель (а это была — хранительница) музея приветливо пригласила меня внутрь. Посмотрев на цены, я сначала решил взять билет без разрешения на фотосъемку. Однако, служительница культуры начала убеждать меня взять еще билет и на фотосъемку. «Дескать, такая красота… Будете жалеть потом, что отказались». Это прозвучало не как угроза, а со знанием дела. Мало того, что я и тут прикинулся жителем Намангана (легенда работала), так еще чтобы мне хватило и на съемку, я договорился с работницей музея продать мне билет как школьнику, по школьной цене. Мне пошли навстречу, как первому посетителю. В довесок я сказал, что ждал 40 минут, пока музей откроется. Вот такое большое желание было у меня. Меня не затруднило, а женщине было приятно. Тем более, что на самом деле так и было — я около часа ждал, проявил настойчивость (как тогда, в Запорожье. Только там на морозе и обдуваясь ветрами с Днепра, а тут в тепле Ташкента). И вот я внутри, единственный на тот момент посетитель музея (кто еще в такую рань придет?) и с правом щелкать лицом все, что мне понравится. Забегая вперед, скажу, что Мисс Музей была права и я ни разу не пожалел, что взял разрешение на съемку. Фотографировать захотелось с самого же начала. Интерьер, лестницу, ведущую наверх, Коран, хранящийся под стеклом… Далее были многочисленные подарки, подаренные Эмиру Тимуру за годы его жизни. Думаю, музей передачи «Поле чудес» позавидовал бы. Артефакты были разные. Как предметы быта, так и изделия искусства. Были даже старинные кольчуги — 14го века. Постепенно выставка от экспонатов времени Эмира Тимура переходила к более современным экспонатам. Апогеем хода истории в отдельно взятом музее стала картина во всю стену. На этой картине одновременно изображены разные временные эпохи, разные сферы деятельности узбекского народа, его достижения. А в центре — Эмир Тимур.

Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан
В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан
В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан
В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан
В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан
В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан
В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан В музее Тимуридов. Ташкент. Узбекистан Проспект Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан Эмир Тимур. Ташкент. Узбекисатн

Посещая подобные музеи понимаешь, как же, все-таки, непредсказуем ход истории. Одни империи зарождаются, расцветают, другие — затухают. Наибольшую территорию (и, наверно, влияние по меркам своего времени) государство узбекского народа имело именно при Тамерлане. Свой расцвет был и у таджикского народа (музей в Ходженте об этом говорит), все мы помним и Римскую империю, и монгольскую — при Чингисхане.
Выйдя из музея, я увидел уже первых туристов, прогуливающихся по скверу, где за час-полтора до этого прогуливался я.
Следующим пунктом назначения в городе Ташкенте для меня был Национальный парк. Находится он недалеко от района Олмазор (того самого, где я накануне вечером начинал искать лежбище себе). Ориентиром к этому парку служит одноименная станция метро. Либо проспект Бунедкор, переходящий в улицу Фурката. Выйдя из подземки наружу, увидел вокруг себя мегаполис. Широкий проспект, многоэтажки. Строго говоря, если человека без предварительной подготовки посадить в метро, например, в Москве (скажем, на станции Алтуфьево)… Провезти его под землей до станции метро «Дружба народов». И там выпустить его наружу через 3 дня в пути, то вряд ли он догадается, что попал в Ташкент. Или вообще — в город, находящийся в Средней Азии. Погода, разумеется, намекнет, что это где-то существенно южнее. Нет сооружений, характерных для Средней Азии (таких, какие мы видели, например, в Самарканде). Виной тому, как я уже говорил, землетрясение, случившееся в городе 26го апреля 1966 года.

Ташкентское землетрясение произошло в 5 часов 23 минуты утра 26 апреля 1966 года. При относительно небольшой магнитуде (М=5,2 по шкале Рихтера), но из-за небольшой глубины (от 8 до 3 км) залегания очага, оно вызвало 8-9-балльные (по 12-балльной шкале MSK-64) сотрясения земной поверхности и существенные повреждения строительных объектов в центре города. Зона максимальных разрушений составляла около десяти квадратных километров. На окраинах же столицы сейсмический эффект едва достигал 6 баллов. Сильные колебания почвы с частотой 2-3 Гц продолжались 10-12 секунд. Относительно небольшое число пострадавших (8 погибших и несколько сот травмированных) в городе с миллионным населением обязано преобладанию вертикальных (а не горизонтальных) сейсмических колебаний, что предотвратило полный обвал даже ветхих глинобитных домов. Анализ причин травм показал, что в 10 % случаев они были получены от обрушений стен и крыш, 35 % — от падающих конструктивных частей зданий и сооружений (штукатурка, гипсовая лепка, кирпичи и т. п.) и предметов домашнего обихода. В 55 % причинами травм было неосознанное поведение самих пострадавших, обусловленное паническим состоянием и страхом (выпрыгивание из верхних этажей, ушибы о различные предметы и т. п.). Однако впоследствии количество смертельных случаев умножилось в результате сердечных приступов в период возникновения даже незначительных афтершоков.

В результате землетрясения центральная часть Ташкента была практически полностью разрушена. Подверглись разрушению более 2 миллионов квадратных метров жилой площади, 236 административных зданий, около 700 объектов торговли и общественного питания, 26 коммунальных предприятий, 181 учебное заведение, 36 учреждений культуры, 185 медицинских и 245 промышленных зданий. Без крыши над головой остались 78 тысяч семей или свыше 300 тысяч человек из проживавших тогда в Ташкенте полутора миллионов. По решению правительства вместо восстановления разрушенных старых одноэтажных глинобитных домов на их месте были построены новые современные многоэтажные дома. Город был полностью восстановлен за 3,5 года.
Такая масштабная реконструкция центра крупного города стала возможна в результате помощи всей страны (СССР) в восстановлении Ташкента. Благодаря усилиям союзных республик, была осуществлена реконструкция и построены несколько новых микрорайонов как в центре города, так и на свободных площадях в юго-западной части города. Многие дома, кварталы и улицы долгое время носили названия городов, помогавших Ташкенту в то трудное время. В честь этого события воздвигнут мемориальный комплекс «Мужество».
Аналогичный пример взаимопомощи братских народов Советского Союза (и не только СССР, но и зарубежных стран) был проявлен через 20 лет. При ликвидации последствий другого землетрясения — спитакского. Тогда тоже восстанавливали города бригадами из разных союзных республик. И выстроенные заново кварталы и улицы получали название «украинский», «белорусский», «узбекский», «таджикский», и так далее… По названиям тех республик, которые восстанавливали тот или иной квартал, улицу. Подробнее у меня об этом написано в статье о путешествии по Армении.

Именно после этого землетрясения было принято решение Л.И.Брежневым и А.Н.Косыгиным о строительстве метрополитена в Ташкенте, а также о застройке города не глинобитными постройками, а панельными многоэтажками. Как аргументировал это решение Л.И.Брежнев, построенные глинобитные дома в качестве временных построек могут стать постоянными. И тогда облик Ташкента был бы не таким, каким мы его можем наблюдать сегодня. А в Советском Союзе Ташкент был 4м по величине городом (после Москвы, Ленинграда и Киева). Строительство метро в Ташкенте приходится на 1968 -1970 годы. Население города быстро увеличивалось, и люди нуждались в удобном транспорте. Работа над прокладыванием тоннелей для подземного транспорта была тяжелой, приходилось преодолевать множество препятствий, одно из которых — наличие грунтовых вод и подземных рек под каналом Боз-су. При проектировке и создании метро специалисты из Узбекистана, а также приглашенные мастера из России, Украины, Грузии учитывали особенности климата и сейсмичность региона, и результатом их труда стал метрополитен, который способен выдержать землетрясение до 9 баллов по шкале Рихтера.

Как я уже упоминал в ходе повествования о Туркестанском походе, в некотором роде по нему меня сопровождал ВИА «Ялла» с их песнями об Узбекистане. Так вот, про Ташкент у них тоже есть песня. «Сияй, Ташкент». И в этой песне отражен как подвиг жителей Ташкента, принявших эвакуированных жителей СССР с оккупированных территорий, так и подвиг братских республик при восстановлении Ташкента после землетрясения.

Подойдя к парку, я заметил жителей Ташкента, которых не то что не замечал прежде, но и не ожидал вообще увидеть в Узбекистане. Белки. Прежде я видел их только на своей малой родине, на северах. А вот в Ташкенте не ожидал их встретить. Видимо, поговорка о том, что северянину и в Ташкенте тепло, распространяется и на них тоже. Парк, как и сквер Эмира Тимура, прекрасен. Ухожен, красив. Тогда же у меня сформировалось стойкое ощущение, что Ташкент — это город-сад. Хотя городом-садом принято было в СССР считать Фергану. Из-за чинар, которые были высажены по всему городу, и вообще из-за обилия зелени в городе. Для меня же эти города поменялись эпитетами. В начале статьи я упоминал фильм «Ташкент — город хлебный». По сюжету этого фильма двое мальчиков в 30е годы во время голода в Поволжье отправились своим ходом в город Ташкент из Самарской губернии. Потому как были наслышаны о том, какой это хлебный и сытный город. Видимо, после этого фильма выражение пошло в народ. Но история, которую я услышал на следующий день в Фергане, поразительно напомнила мне сюжет этого фильма. Только там фигурировал не Ташкент, а фергана.

Мы отклонились от стержня нашего повествования. Итак, Национальный парк. Помимо зелени и цветов, в которых утопает этот район, обращает на себя внимание большое здание с вывеской «Oliy Majlis». Это Высшее собрание. Иными словами — Парламент Узбекистана. Утром, в правительственном квартале, наблюдал Президентский дворец и Кабинет Министров. А тут вот находится узбекский парламент. По соседству с белками. Но не только белки соседствуют с учеными мужами узбекского народа. По другую сторону здания раскинулась аллея Литераторов с памятниками выдающимся деятелям слова республики Узбекистан.

Ташкент. Узбекистан Дворец Дружбы народов. Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан Белки. Ташкент. Узбекистан
Белки. Ташкент. Узбекистан Фонтан в Национальном Парке . Ташкент. Узбекистан Правительство Узбекистана. Ташкент. Узбекистан Здание Меджлиса. Ташкент. Узбекистан
Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан Национальный парк. Ташкент. Узбекистан Аллея литераторов. Ташкент. Узбекистан

Следующей достопримечательностью города, которую я намеревался посетить, было медрессе Кукельдаш. Медресе Кукельдаш — самое крупное медресе и один из наиболее известных исторических памятников Ташкента. Найти его не сложно, оно находится в историческом сердце города — в районе площади Чорсу и ташкентского Регистана. Медресе Кукельдаш было построено в XVI веке (1570 г.) во времена правления династии Шейбанидов визирем, приближенным к ташкентским султанам Барак-хану и Дервиш-хану. Визирь носил прозвище «кукельташ» («кукельдаш»), что в переводе означает «молочный брат хана». Медресе Кукельдаш — одно из крупнейших медресе XVI века, сохранившихся в Центральной Азии. Добраться до него от площади Дружбы народов несложно. Если смотреть вдоль проспекта Фурката, то будет виден голубой купол цирка (на пересечении с проспектом Алишера Навои). Это ориентир. Дойдя до цирка, поворачивайте налево и минут через 5-10 будете у медрессе Кукельдаш. Сразу за цирком есть еще планетарий. И там же можно посмотреть на улочки старинного, глинобитного еще Ташкента.
Думаю, находясь в районе площади Чорсу, нельзя не заметить большой купол. Он больше, чем купол планетария. И, пожалуй, больше купола даже цирка. Это Базар «Чорсу». Один из крупнейших базаров Узбекистана и Средней Азии. Базар «Чорсу» был известен ещё в средние века и имел большое значение в дороге Великого шелкового пути. В центральной части потолка базара, покрытое орнаментом, находится монументальное купольное сооружение диаметром около 300—350 метров — зимнее трехъярусное здание базара с лифтовой системой. На нижнем ярусе находятся подвальные коридоры с многочисленными подсобными помещениями. На средних и верхних этажах расположены прилавки с товаром. Торговые ряды в базаре разделяются по видам продаваемых на них товаров: овощи, фрукты, орехи, восточные сладости, пряности, крупы. Для одежды и хозяйственных принадлежностей выделены отдельные павильоны.
В цирк не зашел. В планетарий не зашел. На базар зашел. Впечатляет. Как огромный улей! Гудит, жужжит. Купол кажется огромным, как стратосфера!
Если помните, название «Чорсу» нам уже встречалось. в Самарканде. Но там это был маленький купол. По сравнению с Ташкентским — совсем небольшой.

Драмтеатр. Ташкент. Узбекистан Медресе Кукельдаш. Ташкент. Узбекистан Медресе Кукельдаш. Ташкент. Узбекистан Медресе Кукельдаш. Ташкент. Узбекистан
Цирк, фонтан. Ташкент. Узбекистан Цирк. Ташкент. Узбекистан Базар Чорсу. Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан
Планетарий. Ташкент. Узбекистан Старый Ташкент. Узбекистан Планетарий. Ташкент. Узбекистан Под куполом рынка Чорсу. Ташкент. Узбекистан

Настало время для «гвоздя программы» посещения Ташкента. Для меня таким гвоздем была ташкентская телебашня. Телебашню видно практически из любого района города. Ташкентская телебашня (высота 375 м) — второе по высоте строение и самая высокая телебашня в Средней Азии, и, конечно же, самое высокое сооружение Ташкента. Сегодня сложно представить себе город без телебашни. Добраться до нее не так просто. По пути к ней познакомился со швейцарцем. Он тоже искал путь к башне. Решили двигаться вместе. По пути разговорились. Собственно, в компании этого человека провел следующие несколько часов. Удивительно легко нашли общий язык. Несмотря на политические разногласия. Это был 2014й год. Росла напряженность в мире, ситуация вокруг Украины накалялась. В сторону России на Западе все чаще летели копья. Поэтому решили темы политики не касаться. Дипломатично и тактично обходили острые углы, которые могли бы вызвать противоречия.
Дошли до телебашни. И тут у меня началось разочарование. Во-первых, тут не сработала моя легенда про жителя Намангана. Вход строго по предъявлению документа, удостоверяющего личность. Стоимость посещения — 15 долларов. Это значительно дороже, чем во все остальные музеи Узбекистана. При этом вход для жителей Узбекистана вообще бесплатный. Но не это самое главное разочарование. Во-вторых, с собой нельзя проносить никакую фото- и видеотехнику. Фотоаппараты, телефоны (даже с понарошечными, «плюшевыми» фотокамерами) необходимо сдавать в камеру хранения на входе. А зачем тогда подниматься на башню, если нельзя поснимать виды, открывающиеся оттуда? На скольких смотровых площадках (в том числе и телебашнях) ни бывал — нигде не запрещают брать с собой фотоаппараты. Как там мне сказали, это стратегический объект, потому снимать там запрещено. Ну и самое главное. Виды, которые открываются с башни, не впечатляют. Это далеко не центр города. И достойной панорамы оттуда не видно. К сожалению, в силу причины номер 2, я не смогу подкрепить это наблюдение фотоматериалом. Наверно, на это и расчет. Вобщем, по моему глубокому убеждению, делать на ташкентской телебашне нечего. Выброшенные на ветер деньги и время.

Телебашня. Ташкент. Узбекистан Телебашня. Ташкент. Узбекистан Телебашня. Ташкент. Узбекистан

Выйдя после посещения телебашни мы с моим новоиспеченным «гвинейским другом» направились дальше гулять по Ташкенту. По ходу беседы выяснилось, что он пребывает в Узбекистане 2 месяца уже. Но питается исключительно фаст-фудом. Гамбургеры, хот-доги, пиццы. Этим он поверг меня в шок. Как можно, пребывая в такой сказочной стране, не попробовать местную кухню?! Рассказал товарищу, что узбекская кухня — самая вкусная во всей Средней Азии. Перечислял ему названия местных блюд. Сказал ему, что обязательно угощу его местной кухней. Тем более что сам еще не обедал и был бы очень даже не прочь поесть. Но это было не так-то просто, как оказалось. Тот день был — канун большого мусульманского праздника. А по местным традициям нельзя в канун есть мясную пищу. Как я понял — самый строгий день поста (как у православных — страстная неделя). Но я подумал, что если я не открою для этого человека местную кухню, то он так и не отведает ее. Поэтому мы решили во что бы то ни стало найти заведение, где подадут яства узбекской кухни. Хотя бы туристам. В порядке исключения. Надо сказать, что долго мы шли к этому. Обошли не менее дюжины заведений, которые попадались нам на нашем пути. И везде был отказ. Вот уж не подумал бы, что в Ташкенте (!!!) будет риск остаться без плова. А мой визами не сдавался и гнул свою линию — предлагая отобедать уже в забегаловках фаст-фуда (порой что-то встречалось на нашем пути). Но я был непреклонен. Прогуливаясь по городу, общались на разные темы. Но, в итоге, речь, все-таки, зашла о политической ситуации. И Украина, и Крым, и Запад, и Путин. Перед своей поездкой в Ташкент он 3 месяца был на Украине. Думаю, это во многом сказалось на его видении ситуации. Как и по Крыму, так и по отношению к России вообще. Пока мы с ним искали, где поесть, я рассказывал ему об истории Крыма, о том, сколько крови советских солдат было пролито в Крыму, насколько он важен и дорог. Как мне казалось, я был убедителен. Наверно, как и тогда, в поезде, когда убеждал попутчиков в том, что я — русский, апеллируя к голубым глазам и русым волосам.
Тем временем, мы таки-нашли чайхону, в которой нам сказали, что будет и плов, и все, что пожелаем. Удобно расположившись на веранде перед кафе, стали выбирать. Так как Стефан (а именно так звали моего собеседника) еще не очень хорошо разбирался в тонкостях местной кухни, то он предоставил мне право выбора. Добавив, что он будет все то же, что закажу себе я.
В тот день Аллах послал нам по порции жаркое, плов (ташкентский), стакан айрана, лепешку, аджику. В двойном экземпляре. Как по мне — так вообще вкуснота! Стефан пробовал сначала откровенно настороженно. Но постепенно втягивался все больше и уже не скрывал своего восторга. Попросил показать ему в меню, как называются эти блюда, сфотографировал тарелки с едой. Мне было откровенно приятно, что ему было сытно и вкусно. Сам я тоже с удовольствием пообедал по-ташкентски. Плов ташкентский отличается от привычного нам плова добавлением нута. Собственно, именно ташкентский плов максимально походит на тот плов, который у нас обычно едят.
После обеда на этой сытной и позитивной ноте мы простились. «Каждый пошел своею дорогой, а поезд пошел — своей».
Я отправился просто праздно шататься по городу. Куда глаза глядят. Примерно я представлял себе, где находится ЖД-вокзал. Он служил в некоторой степени ориентиром в городе для меня. По пути до вокзала попалась церковь (Успенский собор). Да и просто красивые колоритные жилые дома.

Успенская церковь. Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан
Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан Узтелеком. Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан

Дойдя до вокзала, присел в скверике напротив. Просто сидел, любовался, наслаждался тем фактом, что просто гуляю по Ташкенту. Никуда спешить не надо. Ждал, когда наступит вечер. Чтобы полюбоваться еще вечерним городом.

ЖД-вокзал. Ташкент. Узбекистан ЖД-вокзал. Ташкент. Узбекистан

К тому моменту, когда начало смеркаться, пришел на уже знакомую мне площадь и сквер Эмира Тимура. Но оттуда направился уже другим путем к тому самому правительственному кварталу. На этот раз путь пролегал не по проспекту Навои, а по улице Сайилгох. Она превращена в пешеходную и вдоль нее тоже… сады. Не устану повторять. Ташкент — город-сад. А тут не только цветы, но еще и ягоды. Дикая земляника.

Улица Сайилгох. Ташкент. Узбекистан Улица Сайилгох. Ташкент. Узбекистан Улица Сайилгох. Ташкент. Узбекистан Дикая земляника. Ташкент. Узбекистан
Кабмин. Ташкент. Узбекистан Капитан Козлов в Ташкенте. Узбекистан Вечер. Ташкент. Узбекистан Президентский дворец. Ташкент. Узбекистан
Вечер. Ташкент. Узбекистан Президентский дворец. Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан Ташкент. Узбекистан
Сквер Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан Эмир Тимур. Ташкент. Узбекистан Сквер Эмира Тимура. Ташкент. Узбекистан Эмир Тимур. Ташкент. Узбекистан

Закат солнца встретил там же, откуда начал свой утренний променад. Только теперь народу было гораздо и гораздо больше, чем утром, когда вообще не было никого. После чего пошел прогуливаться вдоль проспекта Навои по уже известному маршруту. Пришло осознание того, что на завтра у меня нет местной валюты. А утром рано предстояло ехать в Фергану. И времени искать обменники не будет. Но что-то мне подсказывало, что должны быть менялы на улице. Тем более здесь — в центре города. Они таки-оказались. На стыке улиц Навои и Шахрисабзской. Правда, курс у них оказался менее выгодным. Но ничего не поделать. А на обратном пути мое внимание привлекли танцующие фонтаны. То ли я их прежде никогда не видел нигде, то ли в Ташкенте они, действительно, восхитительны. Но я был впечатлен. И музыка, и подсветка, и танцы этих фонтанов. Уходить оттуда не хотелось. Более получаса любовался этим зрелищем. Вместе с другими жителями города.

Танцующие фонтаны. Ташкент. Узбекистан Танцующие фонтаны. Ташкент. Узбекистан
Дворец симфоний. Ташкент. Узбекистан Танцующие фонтаны. Ташкент. Узбекистан Танцующие фонтаны. Ташкент. Узбекистан Танцующие фонтаны. Ташкент. Узбекистан

И после всего этого, с чувством исполненного долга направился в гостиницу. Где в номере уже подселили студента, приехавшего поступать в местный ВУЗ. Разделил с ним традиционную вечернюю дыню-«торпеду». Его-то, понятное дело, не удивишь этим. А я охотно ужинал дарами Средней Азии.

Поделиться статьей:

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии
    Прочее

    Поддержите проект: Краткометражный фильм "Знаки"

    Рубрики